Мария Верченова: «Я придерживаюсь режима во всем»

Мария Верченова – единственная российская гольфистка на Олимпиаде в Рио и первая в истории россиянка, попавшая в основную сетку турнира British Open. Мы успели встретиться с Машей перед отъездом в Бразилию и начали болеть за нее еще сильнее.

Олимпиада – это моя детская мечта, которая, как я думала раньше, не осуществится никогда. До прошлого года я даже не знала, что гольф окажется среди олимпийских видов спорта, а теперь представляю на Играх нашу страну. Впрочем, я уже много лет одна представляю Россию за рубежом и привыкла одна испытывать ответственность, которой хватит на целую сборную.

Гольфу меня научил папа. Все началось с того, что мы с ним были в отпуске в Чехии и остановились попить кофе на гольфовом поле – наш знакомый там играл. На следующий день мы вернулись, чтобы тоже попробовать. И тренер, который давал мне первый урок, сказал папе, что у девочки талант. Для меня тогда эти занятия были просто развлечением на каникулах. Но папа сразу понял, что это надолго, и не прогадал.

 

Папа учился параллельно со мной: помню, как я засыпала, а он до трех часов ночи смотрел видеоуроки по гольфу. Он знает меня как игрока настолько досконально, что, хоть у меня есть американский профессиональный тренер и тренер по фитнесу, перед игрой я обязательно советуюсь с папой. Во время турниров мы созваниваемся каждый день и обсуждаем все, начиная со статистики и заканчивая моим самочувствием.

 

Когда я тренируюсь в США, я живу под Хьюстоном, в местечке Вудлендс. Население там состоит из работников нефтегазовой сферы, врачей и гольфистов. Людей мало, зато много места для тренировки: я обычно занимаюсь в двух минутах ходьбы от своего дома, а вокруг еще десяток полей для гольфа.

 

До сих пор гольф в России не очень хорошо развивался из-за плохих погодных условий: сезон длится не больше пяти месяцев в году. Но посмотрите на Швецию и Финляндию. Условия там посуровее наших, но эти страны выпускают на международные турниры отличных игроков. Кажется, нам есть куда стремиться. И в последние годы в России появляется все больше полей для гольфа.

Я ложусь в 9-10 часов вечера и просыпаюсь в 5-6 часов утра. Занимаюсь фитнесом, иногда даже два раза в день, тренируюсь по шесть-восемь часов, и так шесть дней в неделю. Поэтому, если я иногда позволяю себе съесть лишних углеводов, на фигуре это никак не отражается.

Я придерживаюсь режима во всем, в том числе в уходе за собой. Каждый раз в гостинице я, как настоящая женщина, достаю огромную косметичку: средство для умывания, крем для лица дневной и ночной, крем для области вокруг глаз, крем от солнца, маски, патчи для глаз. Разумеется, все эти продукты я подбираю со своим косметологом, а не набираю спонтанно кучу банок в дьюти-фри. Декоративной косметики у меня немного, зато в сумке для гольфа, в рюкзаке и даже в чемодане всегда лежит тюбик солнцезащитного крема. Я провожу на солнце очень много времени – не хочу, чтобы после 40 лет это сказалось на коже.

 

Полгода назад я села на безглютеновую диету и чувствую себя совсем другим человеком. Несмотря на то, что моя самая любимая кухня в мире – итальянская, отказываться от булок легко и приятно. К тому же, как выяснилось, бывают ничуть не менее вкусные безглютеновые макароны. А вот шоколад я ем всегда, когда захочу, особенно если это шоколад с 75% содержания какао, почти без молока.

 

Я никогда не увлекалась спортивным питанием: все эти банки со смесями не внушают мне доверия, лучше заменять их натуральными продуктами с тем же набором микроэлементов. А вот дополнительные витамины и минералы все равно приходится принимать, но только после консультации с врачом. После каждой сдачи анализов мы с доктором разговариваем по два часа, и я всегда стараюсь вникнуть, разобраться, что я принимаю и для чего. Дело даже не в допинговых скандалах, а в том, что я прислушиваюсь к своему организму, пытаюсь понять, почему в какие-то моменты я чувствую себя уставшей или не высыпаюсь.

 

Основная сила в гольфе идет от ног и пресса. Поэтому мы в основном качаем мышцы ног, попы и живота. Для женской фигуры это, как показывают результаты, очень полезно. Но про другие части тела мы тоже не забываем, равномерная тренировка важна для баланса в теле. Мы бегаем, приседаем со штангой и без штанги, делаем выпады. А вот на тренажерах я практически не занимаюсь. Почти все гольфисты перешли на тренировки со свободным весом. Мы с моим тренером и вовсе уходим на свежий воздух: он привозит гантели и другой инвентарь, и мы совмещаем фитнес с утренним моционом.

 

Каждый день, час и даже 15 минут, проведенные с моей дочерью Марусей, - для меня самое ценное и дорогое время. Но я не понимаю мам, которые отдают детям всю свою жизнь. Я хочу развиваться как человек и расти в профессии, и, мне кажется, дочка уже сейчас это осознает. Она знает, что у мамы есть работа, и отпускает меня без капризов. К тому же, мама и папа мне здорово помогают с дочерью – я в любой момент могу уехать и знать, что Маруся в самых лучших руках.

Играть в гольф можно долго. Профессиональные спортсмены порой выступают и после тридцати пяти, и я хочу задержаться в спорте как можно дольше. Но я прекрасно понимаю, что травма может прекратить карьеру в один миг, поэтому сейчас я пошла учиться на спортивного менеджера. В России до сих пор управляющими гольф-клубов принято нанимать англичан, потому что профессия гольф-менеджера здесь не очень известна. Почему бы не попробовать это изменить? Кроме того, я думаю, что неплохо было бы открыть здесь хорошую детскую гольф-школу – когда-то мне самой такой школы очень не хватало.

 

Мне нравится Англия, нравятся ее традиции и люди, я несколько лет жила в Лондоне и люблю его всей душой. Но иногда традиции доходят до абсурда. Шесть лет назад я приехала в один английский гольф-клуб в очень короткой юбке, и один из членов клуба пожаловался на меня администрации, потому что у них было принято носить юбки ниже колен. Менеджер на эту жалобу ответил так: «Простите, но она – украшение нашего клуба».

 

Мода в гольфе стремительно меняется. Когда я начинала карьеру, меня неприятно поражали все эти бесформенные брюки, безразмерные шорты на женщинах, майки навыпуск. Когда я впервые вышла на поле в теннисном платье, то просто шокировала своих соперниц. А сегодня многие красивые молодые гольфистки надевают теннисные юбки или даже шьют себе форму сами. Я же продолжаю совмещать одежду для гольфа и тенниса, но обязательно выступаю в юбке или платье.

 

Когда я впервые прилетела в Японию, ко мне приставили телохранителя. Журналисты встречали меня уже у трапа, это было удивительно и необычно. Но потом японцы стали проявлять свою любовь странно: за мной ходили люди, которые хотели меня потрогать и подергать за косички, а во время первого турнира кто-то из зрителей кричал мне: «Шарапова!» Помню, я тогда жаловалась маме и говорила, что никогда, никогда не хочу быть знаменитой. А сейчас я понимаю, что известность – тоже часть работы. Так много людей пишут мне в Facebook: «Маша, держись, мы за тебя болеем!» Я понимаю, что фотосъемки и интервью – это мой способ сказать этим людям спасибо. Если они хотят узнать что-то о моей жизни, я не могу им отказывать.

 

Я уже пережила этап сравнения с Марией Шараповой. Но был период, когда западная пресса неизменно ставила наши фотографии рядом на полосе. Казалось бы, я брюнетка, она блондинка, я занимаюсь гольфом, она – теннисом. Мы совсем разные. Но потом я поняла, что, во-первых, у нас похожий характер, ведь мы обе спортсменки, обе представляем Россию за рубежом, а во-вторых, Мария тоже когда-то проходила через такое. Помните, на заре ее карьеры все сравнивали Шарапову и Курникову?

 

Как ни странно, я не ощущаю, что много путешествую. Во время турниров я вижу в основном свой гостиничный номер и гольфовое поле. Поэтому каждую свободную неделю после соревнований я стараюсь провести, получая новые впечатления в новых странах. Франция, Италия или какое-то маленькое экзотическое государство – это не имеет значения. На Олимпиаде у меня будет всего один свободный день после соревнований – моя бразильская подруга уже пообещала, что мы проведем его максимально интересно.

 

PS Сейчас уже известно, что в последний соревновательный день Мария установила рекорд олимпийского поля в Рио!  Она нанесла 62 удара и даже совершила hole-in-one – забила мяч в лунку с одного удара. Финишировала она шестнадцатой.

Текст Саша Зеркалева
Фото Елена Шестакова
Теги интервью гольф Мария Верченова
Поделиться
Комментарии

Read also